IMG_6915-1

Слайд1

Международная конференция «Арктика и шельфовые проекты: перспективы, инновации и развитие регионов»

Москва, 18-19 февраля 2016 года

Текущее состояние и перспективы развития шельфовых проектов

В.А. Язев

Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, Президент НП «Горнопромышленники России»

 

Уважаемые коллеги!

Слайд2

Для России Арктика является стратегически важным регионом и богатейшей кладовой минеральных ресурсов. При населении менее двух процентов[1] российская Арктика производит двенадцать процентов валового внутреннего продукта страны. Получается, что удельная отдача остальных регионов страны почти в восемь раз ниже. Может быть этим регионам следует уделять больше внимания? Но не нужно забывать, что потребовалось для реализации сырьевого потенциала Сибири и Заполярья – гигантские вложения в тяжелую промышленность, настойчивая государственная политика, огромные трудовые ресурсы, мотивированные не только социалистической идеологией и северными надбавками. Благодаря этому, наша страна в разрушительной войне выстояла, в то время как государства, которые не смогли обеспечить себя энергетическими ресурсами[2], Вторую мировую войну проиграли. Сегодня мы вновь находимся перед историческим выбором – куда, когда и сколько направить ресурсов, чтобы обеспечить безопасность, конкурентоспособность и устойчивое развитие Российской Федерации в двадцать первом веке. Цена ошибки при этом может быть неприемлемой, что наглядно иллюстрируют события восьмидесятых годов прошлого века.

Слайд3

Вспомним некоторые события того периода: резкое снижение цен на нефть после их аномального взлета[3], военные столкновения на Ближнем Востоке (тогда Израиль, Ливан, Сирия) и на Фолклендских островах, участие Советского Союза в войне в Афганистане, управляемый государственный переворот в восточноевропейской стране (тогда Польша), запрет США поставок в Советский Союза оборудования для добычи и транспортировки нефти и газа, военные перевороты (тогда в Южной Америке), аварии на транспорте, техногенные катастрофы (Чернобыль), компания вокруг сбитого южнокорейского самолета.

Слайд4

 

Что делал Советский Союз, находясь в жесткой конфронтации к Западу? Увеличивал добычу нефти, экспортировал ее по низким ценам на Запад, в социалистические и развивающиеся страны, а на валютную выручку импортировал продовольствие, товары широкого потребления, нефтегазовое оборудование[4]. Так как цена нефти продолжала падать, в том числе из-за ее растущего экспорта, все бросалось на увеличение добычи нефти. В конце восьмидесятых Советский Союз добывал нефти больше, чем кто-либо когда-либо в мире, но судьба экономики СССР была предрешена. Из-за ошибочной государственной стратегии нефтегазовый комплекс, которым наши профессионалы могли и могут по праву городиться, использовался для раздувания пузыря видимого благополучия[5], который в конце восьмидесятых шумно лопнул. Нефтегазовый мультипликатор сработал в направлении противоположном ожидаемому. Вывод ясен — стратегия освоения минеральных запасов континентального шельфа должна органично вписываться в комплексную выверенную государственную стратегию социально-экономического развития, основанного на научно-технологическом прогрессе в области производства товаров и услуг для широкого потребления и создания высокопроизводительного оборудования для промышленного производства.

Насколько соответствует этим требованиям состояние нашего стратегического планирования сегодня?

Слайд5

 

Государственную стратегию в отношении деятельности на арктическом континентальном шельфе определяют[6]:

  • Стратегия национальной безопасности, принятая в конце прошлого года;
  • Основы государственной политики в Арктике до 2020 года;
  • Стратегия развития Арктической зоны и обеспечение национальной безопасности до 2020 года;
  • Стратегия изучения и освоения нефтегазового потенциала континентального шельфа до 2020 года;
  • Морская доктрина Российской Федерации;
  • Отраслевые стратегии — энергетическая, транспортная и другие.

Согласно принятому в 2014 году закону о стратегическом планировании[7], до 1 января 2017 года должны быть доработаны и разработаны документы стратегического планирования. Но внешнеполитическая ситуация, внутренние экономические проблемы, отсутствие четкого алгоритма разработки и увязки между собой документов, формальный и поверхностный подход правительства к решению данной задачи привели к переносу срока пока еще на 1 января 2019 года.

Слайд6

В то же время был сделан и весьма полезный шаг — во исполнение указа Президента России[8] образована Государственная комиссия по вопросам развития Арктики. Ее представительный состав[9] позволяет координировать весь комплекс работ. При комиссии созданы 11 рабочих групп, а также научно-экспертный и деловой советы.

Слайд7

Еще одна важная инициатива президента страны – это введение в систему государственного стратегического планирования нового документа, а именно: «Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». В действующем законе есть лишь «Прогноз научно-технологического развития».  Новый документ встанет на один уровень со Стратегией национальной безопасности и Стратегией социально-экономического развития страны, то есть станет базовым для разработки остальных документов стратегического планирования.

Важность этих шагов трудно переоценить, поскольку освоение арктического шельфа может основываться только на передовых и динамично обновляющихся технологиях.

Правительство совместно с президентским Советом по науке и образованию будет создавать советы по приоритетным направлениям научно-технологического развития. Важно, чтобы интересы развития Арктики и освоения континентального шельфа были в них надлежащим образом представлены. Есть опасения, что в расчете на бюджетные средства появятся многочисленные стратегии и программы, в которых будет много умных слов, диаграмм и таблиц, но не будет четких стратегических целей, задач, нацеленных на полезный результат, и не будет ответственности за его достижение.

Предлагаю на нашей конференции обсудить новые инициативы стратегического планирования и учесть предложения в итоговом документе.

Слайд8

Уважаемые коллеги, то, что главная минерально-сырьевая база страны смещается к северной границе и даже выходит за ее пределы, потребует реализации комплекса мер политического и оборонного характера и, прежде всего, завершения делимитации арктического континентального шельфа на основе международного права.

Россия на основании двусторонних международных договоров с США (от 1990 год) и Норвегией (от 2010 года) успешно решила фланговые проблемы делимитации своих морских границ в Арктике.

Слайд9

Сейчас Комиссия ООН по границам континентального шельфа работает над рекомендациями по заявке, в которой Россия претендует на расширение континентального шельфа за пределы своей двухсотмильной исключительной экономической зоны.

Слайд10

Дания в своей заявке также претендует на часть площадей, заявленных Россией[10]. Готовит свой вариант заявки с аналогичными претензиями и Канада. Комиссия ООН будет работать над компромиссными рекомендациями, с использованием которых Россия, Дания и Канада должны будут заключить международные договоры о делимитации континентального шельфа. Если процесс затянется, а споры обострятся, начнется процесс признания спорных территорий вокруг Северного полюса так называемым «Районом»[11], все ресурсы которого в соответствии с Конвенцией по морскому праву будут считаться «общим наследием человечества». Такой подход вероятно подержат США, Китай, Евросоюз.

В дипломатической борьбе за континентальный шельф, находящийся за пределами исключительной экономической зоны, надо помнить, что в соответствии со Статьей 82 Конвенции ООН по морскому праву за него ежегодно придется платить (или вносить натурой) до 7% от стоимости добытых ресурсов[12]. Семипроцентный оброк может стать непреодолимым барьером для инвестиций. России, как нетто-экспортеру, оброк установят непременно, а вот нетто-импортеры нефти, газа, рудных полезных ископаемых от указанного оброка Конвенцией освобождаются. В связи с этим заслуживает внимания поиск не открытых и появляющихся островов, вокруг которых может устанавливаться двухсотмильная исключительная экономическая зона.

Приведенные ограничения не мешают нашим планам, поскольку они касаются российского территориального моря[13] и российской исключительной экономической зоны[14] в Арктике. В отношении их границ международных споров нет, рекомендаций Комиссии ООН по границам континентального шельфа не требуется[15] и оброк за добычу полезных ископаемых отсутствует.

Слайд11

Но насколько упорным будет состязание за нераспределенный арктический континентальный шельф? Обратимся к статистике и прогнозам.

К разработке месторождений арктического шельфа все приполярные страны, исключая Россию и Норвегию, пока относятся сдержанно. На шельфе Гренландии и Исландии работы практически не ведутся. Канада свои проекты в море Бо́форта сворачивает, США в добычу на Аляске не вкладывается, а крупные компании – Shell, BP, Exxon из Арктических морей уходят, поскольку дорого, опасно, экологически рискованно.

Слайд12

Норвегия на фоне неуклонного сокращения отдачи от традиционных месторождений в Северном море зовёт инвесторов в Баренцево море, где бурение может быть в 20 раз дешевле, чем на Аляске. На лицензии претендуют более тридцати компаний. Итальянская «Eni» в ближайшее время в Баренцевом море приступит к добыче углеводородов на месторождении «Голиаф» с помощью плавучего завода, построенного в Южной Корее.

Слайд13

Российские компании по известным причинам отложили сроки начала добычи на участках в Арктике. «Роснефть» — по восьми лицензиям, «Газпром» — по пяти. Тем не менее достигнутые российскими компаниями успехи впечатляют. Растет добыча нефти на месторождении «Приразломное». Открыто месторождение «Победа» в Карском море. Успешно реализуется проект «Ямал СПГ». Запущено месторождение Бованенковское. В этих достижениях большая доля зарубежных компаний и технологий. Однако антироссийские санкции препятствуют международному сотрудничеству, а импортозамещение, к сожалению, не может быть завершено в короткие сроки.

Не развивая собственных шельфовых проектов в Арктике и не участвуя в российских проектах, западные страны откладывают освоение и своих арктических недр по меньшей мере до 2040 года. Вот некоторые результаты прогнозов компании BP до 2035 года, Международного энергетического агентства и Администрации энергетической информации США до 2040 года:

Слайд14

Ближний Восток и Россия останутся главными мировыми поставщиками энергоносителей. Потребление энергии в Евросоюзе уменьшится до уровня 1984 года. Северная Америка и Бразилия станут нетто-экспортерами энергии. Вырастет добыча энергоносителей в Мексике, Канаде, Аргентине, в основном за счет добычи из плотных коллекторов. Американский континент к 2040 году увеличит добычу газа на 500 МдКМ в год, почти не затрагивая арктические ресурсы[16]. Самым крупным импортером энергоносителей станет Китай. Самые быстрые темпы роста потребления энергии покажет Индия, которая в основном будет решать данную проблему за счет угля, атомной и возобновляемой энергии.

Слайд15

Международное энергетическое агентство оценивает добычу газа Россией на арктическом шельфе в 2040 году примерно в 35 МдКМ при общей добыче газа в России 700 МдКМ. Минэнерго в проекте Энергетической стратегии на период до 2035 года прогнозирует в среднем 850 МдКМ. Завышенными, скорее всего, являются наши прогнозы. Добыча нефти на Аляске, согласно прогнозам Администрации энергетической информации США, снизится, но к 2040 году подрастет примерно до 2% от общей добычи нефти в США[17].  Добыча газа на арктическом шельфе Аляски до 2040 года не прогнозируется, но на суше будет расти и достигнет 3% от общей добычи газа в США.

Таким образом, строя долгосрочные планы добычи углеводородов на арктическом континентальном шельфе, Россия должна учитывать следующие долговременные ограничения:

Слайд_16=

 

Первое. Среднемировые цены на нефть и газ будут удерживаться странами ОЭСР на таком низком уровне, что для рентабельной добычи в Арктике потребуются самые передовые технологии, оборудование и машиностроительное производство плюс существенная бюджетная поддержка.

Второе. Страны ОЭСР в части снижения цен на импортируемые энергоносители действуют сплоченно, в то время как члены ОПЕК между собой и с Россией разобщены.

Третье. В результате санкций и ослабления национальных валют цена технологических активов и стоимость кредитов для добывающих стран существенно возрастает. В итоге снижается рентабельность экспорта энергоносителей добывающими странами, что тормозит их развитие. В развитых странах, импортирующих энергоносители, указанная рентабельность существенно повышается. При этом они вышли на такой уровень экономического развития, когда его темпы в меньшей степени зависят от потребляемой энергии. Нам же для развития нужны бо́льшие объемы более дешевой энергии.

Слайд17

Уважаемые участники конференции! Специфика хозяйственной деятельности в Арктике столь значительна и разнообразна, что требует соответствующего обустройства правового поля. Нормотворческая активность российских органов государственной власти на этом направлении велика и часто инициируется государственными корпорациями и ведущими нефтегазовыми компаниями, которые активно участвуют в разработке не только российских, но и международных нормативных правовых актов. В том числе, в технических комитетах (подкомитетах, рабочих группах) Международного комитета по стандартизации (ISO), работающих над созданием стандартов деятельности в Арктике. Международной организацией по мореплаванию разработан «Кодекс безопасного управления судами в полярных водах», он вступит в силу с 2018 года, а для новых судов — уже в 2017-м.

Слайд18

В перспективе практически все российские Кодексы, имеющие статус федеральных законов, будут содержать арктическую и шельфовую специфику. В интересах инвесторов, населения, живущего и работающего в Арктике, и обеспечения технической и экологической безопасности целесообразно создать регулярно обновляемый «Свод законов, нормативных правовых актов и актов технического регулирования деятельности на континентальном шельфе в Арктической зоне Российской Федерации».

Слайд19

Центральным объектом правового регулирования для отношений, возникающих в связи с добычей энергоносителей на шельфе являются искусственные острова. В настоящее время Государственная Дума рассматривает два проекта на эту тему — о «нулевом сбросе» и ввозе на территорию страны отходов, образующихся в процессе создания, использования и ликвидации искусственных островов, и о хозяйственном обороте искусственных островов, установок и сооружений. Но хочу обратить ваше внимание на то, что сегодня практически отсутствует законодательство о порядке ликвидации таких объектов и формировании для этого соответствующих фондов. Особо сложным, на мой взгляд, случаем являются искусственные острова намывного и насыпного типов.

Слайд20

Потребуется адаптация к условиям Арктики законодательства об электроэнергетике, теплоснабжении, энергосбережении. Требования к уровню энергоэффективности при проектировании объектов для Арктики должны быть существенно ужесточены.

Слайд21

Что касается проекта федерального закона «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», то я поддерживаю заложенные в нем идеи, но, думаю, будет практичнее не тратить время на разработку рамочного закона, а принимать федеральные законы о внесении изменения в действующие законодательство в целях развития Арктической зоны и деятельности на континентальном шельфе. В итоге не будет нарушена стройность национальной законодательной системы, а поправочные законы станут основой для свода законов, о котором я говорил выше. Что касается создания Министерства по делам Арктики, то на данном этапе оптимальным решением, на мой взгляд, является Государственная комиссия по вопросам развития Арктической зоны. Отдельное министерство не справится с координацией такого числа органов исполнительной государственной власти и субъектов Российской Федерации.

Слайд22

Уважаемые коллеги! В коротком выступлении невозможно охватить всего многообразия проблем освоения Арктики, но программа конференции рассчитана на два дня, поэтому мы успеем многое обсудить и сообща выработать общие подходы. Желаю успешной работы.

Спасибо за внимание!

Слайд23

[1] 1,7% от численности населения Российской Федерации

[2] Германия, Япония, Италия

[3] Революция в Иране, переворот в Ираке (приход к власти Каддафи), ввод советских войск в Афганистан.

[4] За период 1970-1983 импорт нефтегазового оборудования вырос в 80 раз.

[5] А также для прикрытия внутриполитической нестабильности из-за частой смены руководства страной, обусловленной кончиной партийных лидеров: Л.И. Брежнев – 10.11.1982 г., Ю.В. Андропов – 90.02.1984 г., К.У. Черненко – 10.03.1985 г.

[6] Зачитываются в сокращении. Полное наименование документов:  «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации», «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу»; «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечение национальной безопасности на период до 2020 года»; «Стратегия изучения и освоения нефтегазового потенциала континентального шельфа Российской Федерации на период до 2020 г.»; «Морская доктрина Российской Федерации»; Отраслевые стратегии, в частности энергетическая, транспортная и другие.

[7] Полное название Федерального закона: от 28.06.2014 года № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»

[8] Указа Президента РФ от 3 февраля 2015 года №50 «О Государственной комиссии по вопросам развития Арктики».

[9] 83 человека, Председатель —  Д.Рогозин, министры, губернаторы, руководители ряда органов государственной исполнительной власти, представители ведущих компаний и корпораций, центров стратегических исследований и т.п.

[10] Хребет Ломоносова, поднятие Менделеева и т.п.

[11] Термин, используемый  «Конвенцией ООН по морскому праву», 

[12] Отчисления и взносы производятся ежегодно от стоимости всей продукции на участке по истечении первых пяти лет добычи на этом участке. Размер отчислений или взноса за шестой год составляет 1 процент стоимости или объема продукции на данном участке. Этот размер увеличивается на 1 процент каждый последующий год до истечения двенадцатого года и затем сохраняется на уровне 7 процентов. Продукция не включает ресурсы, использованные в связи с разработкой.

[13] 12 морских миль = 22, 2 км.

[14] 200 морских миль от исходных линий = 370,4 км.

[15] При этом надо учитывать, что восточный выход из Северного морского пути помимо России контролируют США – Берингов пролив и Алеутские острова. Для Атлантического выхода из северного морского пути важную роль играет Шпицберген, принадлежащий Норвегии (входит в НАТО). Несмотря на международный договор от 1920 года, в случае определенного разворота международных отношений, договор о Шпицбергене может быть денонсирован, а статус его как демилитаризованной территории упразднен.

[16] Общее потребление газа в мире в 2040 году превысит 5 ТрКМ в год (прогнозы МЭА, 2015 год).

[17] Примерно до 0,2 млн баррелей в сутки.

http://yazev.org/wp-content/uploads/2016/02/IMG_6915-1-2.jpghttp://yazev.org/wp-content/uploads/2016/02/IMG_6915-1-2-150x150.jpgadminВыступленияДЕЯТЕЛЬНОСТЬАрктика,континентальный шельф
Международная конференция «Арктика и шельфовые проекты: перспективы, инновации и развитие регионов»Москва, 18-19 февраля 2016 годаТекущее состояние и перспективы развития шельфовых проектовВ.А. ЯзевПервый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, Президент НП «Горнопромышленники России» Уважаемые коллеги!Для России Арктика является стратегически важным регионом и богатейшей кладовой минеральных ресурсов....