Мировые цены на нефть падают. Что будет дальше с Россией?

Первый заместитель председателя комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Валерий Язев

КАРТИНА ДНЯ

В студии: первый заместитель руководителя председателя комитета по экономической политике и инновационному развитию  предпринимательства Государственной Думы Российской Федерации Валерий Язев, корреспондент отдела экономики Евгений Арсюхин  и ведущий Александр Яковлев.

 

Яковлев:

— Здравствуйте, мы приветствуем всех зрителей нашего телеканала. Это программа «Картина дня». Для вас работаю, я, Александр Яковлев и спецкор комсомолки Евгений Арсюхин. О таких говорят: политический тяжеловес. Надо сказать, что наш сегодняшний гость, депутат второго, третьего, четвертого, пятого и этого, шестого созыва Государственной думы. Так же наш сегодняшний гость является первым заместителем руководителя председателя комитета по экономической политике и инновационному развитию  предпринимательства Государственной Думы Российской Федерации Валерий Язев. Здравствуйте! Звоните, присоединяйтесь. Мы, конечно, будем говорить о нефти. О вступлении России в ВТО. ТО, в чем блестяще разбирается наш сегодняшний гость. Я хотел бы начать с политики. Сегодня Дмитрий Медведев представил новый состав правительства Владимиру Путину. Многие думали, что сегодня, наконец, мы узнаем и услышим фамилии. Однако, нет – видимо, еще неделю будем ждать в нетерпении. Посему понятно, что сложно комментировать какие-то слухи и прогнозы. Но все же, Валерий Афанасьевич, как вы считаете, в блоке правительства, который занимается промышленностью, энергетикой, насколько будут сильны кадровые изменения?

Язев:

— У меня информации ровно столько же, сколько и у вас. Насколько я знаю, что сегодня в соответствии с Конституцией и федеральными законами о Правительстве Российской Федерации председатель правительства передал президенту на утверждение структуру. Время подошло. После утверждения структуры только появятся фамилии. Я думаю. что изменения будут, по крайней мере, которые на слуху, как мне кажется, это, возможно, разделение министерства Промышленности на два – Минобороны и гражданскую промышленность. Мне кажется в блоке энергетике серьезные подвижки. И в правительстве, и в руководстве хозяйствующих субъектов, которые на этом поле работают. И, я ожидаю, все же исправления ситуации – почему я об этом говорю, что там надо менять. К сожалению, ТЭК страны, промышленный комплекс управляется далеко не так и далеко не всегда методами системного руководства. Очень много там частных случаев, частных решений, механизмов ручного управления и даже доходило до того, что Владимир Владимирович Путин разруливал ситуацию. В Пикалево, если вы помните или какие-то договоренности по ценам на нефтепродукты с нефтяниками, что вот мы договорились там. Или всех нефтяников загнали на Санкт-Петербургскую товарно-сырьевую биржу для того, чтобы там торговать. Это не рыночные механизмы. Непонятно, куда антимонопольные службы смотрят. Есть, что совершенствовать, есть, что менять. И я с надеждой жду опубликования и структуры новой и персональный состав министерства.

Яковлев:

— Ну, что ж, от событий политических  переходим к экономике. Женя, обращусь я к Евгению Арсюхину, у меня написано в темах: мировые цены на нефть падают?

Арсюхин:

— Я бы так сказал: они колеблются в сторону небольшого падения. Я бы хотел у нашего гостя Валерия Афанасьевича спросить, как вы считаете, понятно, что для нашего бюджета это критически важно, поддерживать на определенном уровне нефтяные цены, потому что уровень сбалансированности бюджета у нас уже какой-то неприлично высокий. Разные цифры называют – 110 долларов за баррель, там есть точно. В течение этого года, если брать по-крупному. Если абстрагироваться от каких-то биржевых мгновенных колебаний, что будет с ценами происходить?

Язев:

— Я с бюджета скажу, а потом перейдем к ценам и трендам мировым, на мой взгляд. Которые будут довлеть, превалировать в этом году и на какую-то среднесрочную перспективу. Вы абсолютно правильно сказали – 110 долларов за баррель urals. Сегодня цена меньше. Упала цена на нефть, на brent, со 122 до 110 – как раз urals. WTI – еще меньше. Надо понимать, почему это происходит? Первое, декларированный подъем экономики в Америки не состоялся. Они заявляли там, в районе 2-х процентов. А сегодня у них меньше 1 процента. Запасов больших не делают. Второе: ситуация в Европе не располагает тоже к фьючерсам с высокими ценами. Это и Греция, это и Франция – социализация Франции. И целый ряд еще факторов, которые не позволяют нефтетрейдерам прогнозировать высокие цены. Замолчала несколько тема Ирана. Это тоже фактор понижающий. И мы, эксперты высокого уровня мирового, прогнозировали, в общем-то, в определенной степени некий закат арабской нефти в разумной перспективе. Потому что там приростов запасов серьезных, скажем, с 90-х годов прошлого столетия не произошло.  А добыча не падает. И в мире, и в саудовской Аравии в целом. Падал в 18 году – где-то кончаются лицензионные соглашения по ОАЭ. И сейчас они там предпринимают шаги продлять автоматом, перераспределять. Потом там недра подтопленными глубинами еще не распределены. Поэтому производство нефти в мире не падает, потребление настороженно не растет. Главный фактор роста цен на нефть или падения в данном случае по состоянию цен, это экономический фактор, это состояние мировой экономики. Поэтому она, скорее всего, на мой взгляд, может и до 100 провалиться.  Но тренд такой где-то в районе 100 сохранится. Что касается бюджета: за четыре месяца прошедшие, включая апрель, бюджет России, это порядка 60 миллиарда долларов – дефицит его. За три месяца было порядка 120. То есть набрали дополнительно. Плюс дефицит надо еще объяснять некоторыми факторами. Мы не поднимали в этом году цены на энергоносители. На коммунальные услуги. И недополучили прибыли, снабжающие организации не доплатили. По сути, в ходе выборных компаний, почему-то, не знаю, нефтяники не повышали цены на нефтепродукты. Поэтому еще один фактор – администрирование налоговое. В том числе и реальная экономика недодала сборы налоговые, кроме цен на нефть. На мой взгляд, сейчас в банковской системе на счетах бизнеса серьезные деньги, которые они в мае месяце будут платить. Это НДС, налоги на прибыль и все остальные налоги. Потом подойдут квартальные налоги – там уже, правда, июль месяц.

Арсюхин:

— И это выправит ситуацию в бюджете. А с 1 июля мы еще и повысят тарифы. Мне кажется, мы сверстаем бюджет в нуле или в пределах. Если говорить о дефиците, то это 1-1,5 процента ВВП. Вот примерно такая ситуация.

Арсюхин:

— А правильно ли я понимаю, что бензин в оптовом звене уже подорожал. И буквально на днях это докатится уже до розничного звена?

Язев:

— Меня не было в стране последние две недели: конференция в Брюсселе, потом еще отъезжал. Я не заправлялся. Вам виднее.

Арсюхин:

— Но на ценниках пока ничего нет. Но как раз эти две недели, якобы, в оптовом звене рост идет.

Язев:

— Когда придерживали цены нефтяники по каким-то там причинам в ходе выборной компании, были в надежде, что им разрешат отпустить. Никто им не запрещал держать и никто не отпускает. И такое настороженное равновесие, оно в какую-то сторону может качнутся. И посевная компания впереди, и, по сути, уже идет – половина клина засеяна. Нужно приложить все усилия, в первую очередь, рыночные, регулятивные меры предпринимать для того. чтобы не было броска цен на нефтепродукты.

Яковлев:

— Я предлагаю перейти еще к одной важной и любопытной теме, какие споры всегда жаркие происходят в этой студии по поводу ВТО.

Язев:

— Это не всероссийское театральное общество.

Яковлев:

— Мы когда окончательно туда вступаем?

Артюхин:

— Мы должны в течение этого года все внутренние процедуры пройти. И формально все это с конца года заработает. А переходный период будет еще длиться и длиться много лет.

Яковлев:

— Целые митинги в Москве организуются противниками вступления России в ВТО. Что ответите критикам? Оно нам надо?

Язев:

— Если интегрально говорить, то надо. При этом огромное количество проблем. Почему, надо? 155 стран, вчера еще было 153 страны в ВТО, сейчас, говорят, еще две вступили страны, которые начали переговорный процесс вместе с нами. Подписали соглашение. Мы его писали 11 декабря прошлого года. Через 6 месяцев мы обязаны вступить. Или весь переговорный процесс сначала. Это второе надо. 18 лет вели переговоры, с 2004 года мы серьезно свое законодательство уже свое национальное подстраиваем под ВТО имплементируем нормы и требования ВТО в свое национальное законодательство по целому блоку вопросов: налоговых, таможенных, регулятивных. 96 процентов мировой торговли между странами, входящими в ВТО. При этом мы понимаем, что есть целый блок проблем. Причем не всегда называют те, которые, на мой взгляд, самые фундаментальные. К фундаментальным проблемам вступления в ВТО я отнес бы такие, как: низкая производительность труда в целом в промышленном секторе, в экономике страны. В любом случае можно дискутировать, но это в разы, порядка 3-7 раз производительность труда в Российской промышленности хуже, чем в Америке. В Европе и в Китае, Японии, Корее. Колоссальная энергоемкость внутреннего валового продукта. Причем здесь два аспекта. В первую очередь, структура ВВП у нас – это тяжелое машиностроение, металлургия, энергетика, которые требуют огромных ресурсов. При этом. Цены на ресурсы растут, мы вынуждены при этом повышать заработные платы, потому что по паритету покупательная способность уже проигрывает. И тогда непонятно, за счет чего добиваться повышения эффективности производства. Это фундаментальнейшие проблемы, и на них нужны огромные деньги в инвестиционный период, чтобы переоснастить технологический комплекс страны новым оборудованием современным, которое и менее энергоемкое и более высокопроизводительное. При этом в особом ряду стоит сельское хозяйство. Там добились очень серьезных уступок от ВТО – нам разрешили сегодня на уровне дотировать 9 миллиардов долларов. Мы столько не датировали. И с 13, 14 к 18 году мы можем выйти на уровень 4,4 миллиарда. Переходный период адаптационный – от 3 до 7 лет  по отраслям: судостроение. Авиастроение, автостроение. Есть защитные меры. Ряд позиций мы вывели просто из-под требований ВТО. Скажем, трубопроводный транспорт и еще целые блоки: авиация, к слову сказать, наша отечественная. Большое количество проблем, но есть пути их решения. И, коли мы надеемся, что модернизация в целом социально-экономической сферы в стране, промышленности в частности, не за горами и нынешнее политическое руководство прилагает к этому серьезные усилия. Пока рано еще о результатах говорить. Для того, чтобы конкурировать в реальном секторе торговли мировой энергетики, для того, чтобы модернизироваться под давлением требований конкуренции… Мы же пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Дешевые энергоносители в стране, они дешевые, чтобы не говорили про цены на бензин, на газ, они дешевые. По крайней мере, в два с половиной раза дешевле, чем в Европе на круг там, на паритете с Америкой и по многим позициям дешевле, чем в Америке. Но это развращает: не занимаемся энергосбережением. Повышением производительности труда.

Этим нужно заниматься и делать. Менять структуру экспорта. У на сегодня 75 процентов сырьевой экспорт. Поэтому в ВТО надо вступать. При этом надо внятно понимать методы, технологии и механизмы господдержки. Они разрешены. Возьмем сельское хозяйство. Нам разрешено будет на постоянной основе где-то 4 ,4 миллиарда долларов на субсидии и поддержку сельского хозяйства. Но никто не запрещает. В эту стоимость не входит, скажем, улучшение плодородия почв, газификация села, сельские дороги, обустройство инфраструктуры на основе государственных программ. Там запрещены точечные поддержки субсидий, а системные все меры остаются. И, наконец, мне понравился новый председатель правительства, Дмитрий Анатольевич Медведев в Думе сказал, большого секрета не было, что за все годы из ВТО никого не выгнали и никто оттуда сам не ушел. Если что-то не можем – в конце концов выполнять, не идиоты же мы, все равно мы поставим выше каких-то идеалов или целей наши национальные интересы. И будем жить так, как мы считаем нужным. Поэтому я считаю, что в ВТО нужно вступать. При этом, на мой взгляд, достаточно глубоко понимая проблемы, связанные с ратификацией.

Арсюхин:

— Вот вы упомянули о дешевых энергоресурсах. На самом деле, правильно ли я понимаю, что к 15 году все-таки поставлена задача по газу – выйти на равнодоходность. Или этот срок может быть опять отодвинут. То есть мировая цена минус логистика?

Язев:

— Вопрос серьезный, глубокий. Во-первых, чтобы мы понимали друг друга, и радиослушатели нас понимали, нет понятия мировой цены. Рынок газа не глобализован. Если цена на нефть в Роттердаме, Нью-Йорке, Сингапуре, Лондоне отличается несущественно очень, то цены на газ – американский рынок это одни цены, европейский – это другие. И азиатско-тихоокеанский регион – третьи. Самые высокие цены в Европе. И мы говорим о равнодоходности экспорта, потому что у нас масштабный экспорт в страны Европы. Это один процесс. К слову сказать, ценообразование на газ, в том числе и на энергоресурсы, мы вывели в значительной степени под защиту из-под механизмов ВТО. Во-первых, там, где некоммерческий сектор, а это население, в первую очередь, жилищно-коммунальное хозяйство и прочее, прочее, они выводятся из под регулятивных норм. Второе, мы вывели из под требований ВТО тариф на трубопроводный транспорт. Он на нее не распространяется, и мы можем этим самым сдерживать цены. Цены на газ сегодня порядка 100 долларов за тысячу кубов. Цены в Европе – 600-800 евро за тысячу кубов конечный потребитель платит. Представляете, какая разница?

Арсюхин:

— Какой путь надо пройти за считанные годы.

Язев:

— Что значит, равнодоходность? Это минус таможенная пошлина, минус затраты на транспортировку. Исходя из этой логики, если плясать от цен порядка 350, оптовые покупатели платят перепродавцы в Европе, равнодоходная цена сегодня была бы 120-130 долларов. Это не сумасшедший рост.

Яковлев:

— Добиваем тему ВТО.

Арсюхин:

— Когда мы присоединились к ВТО формально в декабре, было очень много надежд у противников ВТО, что Государственная Дума нового созыва заблокирует, не станет подписывать эти документы. Однако сегодня я увидел новость, что Анатолий Аксаков, известный банковский деятель вступил в некую группу. Которая будет заниматься реформированием законодательства как раз для присоединения формального, окончательного в ВТО. Расскажите. Что это за группа есть в Госдуме? И зачем она нужна? Ведь неоднократно заявлялось. Что уже к 2007-2008 году у нас законодательство было готово к ВТО?

Язев:

— Я говорил, что мы с 2004 года начали корректировать законодательство по требованию ВТО. Переговоры, как мы с вами говорили, уже 18 лет продолжаются. Много за это время изменилось, даже сценарий развития, условия в чем-то менялись в ходе двусторонних переговоров – самая тяжелая часть такая. Есть рабочая группа не для ратификации, скажем. а для корректировки законодательства. Потому что по банковскому законодательству там особые условия. Аксаков, по-моему, президент ассоциации региональных банков России. Глубоко и серьезно этой темой занимается долгие годы. Мы защитили свой банковский сектор в России с учетом того, что он только становится на ноги. И, как опыт показывает, прошедшего кризиса 2008 года, сохранив банковскую систему, мы действительно, за это подвергались критике коммунистов, что мы спасали не реальный сектор – тут много лукавства – деньги через банки все равно шли в реальный сектор экономики. Мы не дали парализовать финансовую сферу страны. Поэтому это особая статья, дело в том, что ликвидность нашей банковской системы мала еще, мизерна. Мала по сравнению с мировыми финансами. Поэтому ее нужно защищать дополнительными мерами определенными, поэтому ввели ряд ограничений по регистрации у нас филиалов иностранных банков и по лицензированию и по их участию. Поэтому дорабатывать нужно здесь законодательство. Очень серьезный пакет документов – есть рабочая группа по сельскому хозяйству, нужно разрабатывать методы поддержки сельского хозяйства с учетом требований ВТО. Это же имеет отношение, скажем, если отдельно взять подотрасль сельского хозяйства: рыбаков – наши рыбаки в условиях очень сложных находятся – дальние регионы лова, длинные пути. У нас топливо дешевле, чем, скажем, в Норвегии, но чтобы вернуться и заправиться сюда – дополнительные сложности есть. Прибрежный лов – не прибрежный. В каждой сфере деятельности есть, что подрабатывать. И, пользуясь случаем, сейчас несколько рабочих групп создано и на площадке Комитета по экономической политике, и на площадках других комитетов, кого это касается. По сути всех сфер касается. И есть еще экспертный совет. Я его возглавляю: по мировым рынкам, по маркетингу мировому, интеграционные процессы в мире. Которые тоже отвечают на эти же вопросы. Значит, мы ратифицируем, я убежден в весеннюю сессию – другого не дано пути, соглашение о вступлении в ВТО. Но работа на этом не заканчивается. Во-первых, переходные периоды, раз. Мониторить ситуацию нужно, мы прогнозируем одно, а реальная жизнь, может быть, покажет воздействие на нашу экономику в целом и на отдельные отрасли – несколько иное. И нужно будет адекватно принимать меры.

Вот то, о чем вы говорите, будем смотреть и будем добиваться того, чтобы извлечь максимальные выгоды и минимальные потери понести. Нам нужен управляемый вход в мировую конкурентную среду для того, чтобы не понести серьезные потери.

Яковлев:

— Вы возглавляете российское газовое общество. Я вашу общественную деятельность, все ваши статусы можно перечислять минимум час, российско-германский сырьевой форум, межрегиональная биржа нефтегазового комплекса и т.д. Но я хотел бы перейти к политику – вы же депутат пяти последних созывов, кроме первого созыва. Сегодня мы очень много говорим об оппозиции. Начиная от Зюганова, заканчивая Ксенией Собчак. А вот как авторитетный, без сомнения эксперт в сфере энергетики, вы от них видите какие-то конструктивные предложения? Не крики: «Партию воров и жуликов…», а что-то конструктивное, какую-то альтернативу. И кадровую. И собственно какие-то предложения?

Язев:

— Если по формам оппозиционной борьбы, все же они в оппозиции, надо делить на парламентскую оппозицию и сегодняшнюю непарламентскую, несистемную, как ее называют, где-то ее маргиналами называют, уличная демократия. И та, и другая воздействует на власть. На мой взгляд, воздействуют позитивно. Потому что она заставляет и остро ставить те проблемы, большинство из которых реально в стране не решены. И под действием ее, мне кажется, очень динамично пошло совершенствование политической системы. Это один аспект. Второй аспект, который нужно понимать, это правовое поле, в котором мы находимся. Я считаю, что при всей позитивности, которую я от них вижу, у государства сегодня очень тяжелая задача в целом, пройти между Сциллой и Харибдой. Ожесточенными методами борьбы с оппозицией не задавить ростки, которые есть. С другой стороны, нужно добиваться безукоснительного выполнения нашего законодательства. Потому что уличные демонстрации, в первую очередь, парламентская оппозиция, мы ее понимаем, не должны мешать людям, жить нормально. Это должно быть с соблюдением российского законодательства, принятого о шествиях, демонстрациях – все проходить. Не надо мешать другим.

И ни в коей мере нельзя допускать борьбы демонстрантов и насилия над полицией и органами правопорядка. Это неминуемо приведет к бардаку в стране. Этого допустить нельзя. Поэтому сложная такая задача, и не во всем позиции еще властью выверены. Мы ищем этот баланс интересов – нужно найти баланс интересов, дать этим росткам, которые пробиваются и которые не дают спать власти и всем ветвям власти. Оппозиция, интернет, но при этом нельзя допустить бардака в стране, беспредела правового. Это понесет, на мой взгляд, большие негативные последствия, чем можно было бы даже себе представить.

Яковлев:

— Вот вы дали оценку. А предложения от них какие-то к вам приходят? Конструктивно-адекватные?

Язев:

— Предложения, в том числе, конечно. Очень много предложений по жилищно-коммунальному сектору. Они очень ярко, выпукло обозначают нерешенность проблем в коммунальном хозяйстве с тарифообразованием, с качеством. И мы это понимаем. Но среди этих нерешенных проблем какие-то отходят на второй план – они их выпукло так выпячивают. По ценообразованию – постоянно будируют власть, почему растут цены на те или другие виды услуг? Транспортные услуги, энергетика и прочее, это позитивно. По совершенствованию политической системы, по прозрачности выборов. Мы знаем, что инициатор установления веб-камер Владимир Владимирович Путин был. Тем не менее, сделали очень серьезный шаг навстречу оппозиции – прозрачности полной. И признания ими безусловного результата выбора не добились. Надо думать, что еще делать? Отделяя безосновательную критику и критиканство от реальных предложений. У меня в качестве примера, 6 мая завершился второй тур выборов во Франции. И ночью перевес был 1,5 процента – Саркози поздравляет оппонента. У нас бы… просто пока еще при нашей политической культуре состояния общества, это невозможно. Мне это очень понравилось – вот образец. К этому надо идти. Причем, никто не сомневается в честности подсчетов. Оппозиция, в том числе нас подталкивает.

Яковлев:

— Давайте буквально на минуту переместимся на Чистые пруды. Обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Сокирко. Что сейчас происходит? Обещали разгон?

Сокирко:

— Добрый вечер. На чистых прудах большое количество народа, который уже превращается в такой Гайд-парк. И люди подходят, но активных действий не наблюдается. Сегодня СМИ упоминали, что на улице висит плакат «Это наш район. Дайте спокойно жить».

Яковлев:

— Главное стало понятным. Пока все спокойно. Очень часто пугают, прежде всего, ваши оппоненты, оппозиционеры, сидя в этой студии: вот придет экономический кризис, и всем им там наверху и всем вам тут будет несладко. Какова угроза того самого экономического кризиса, которым так часто пугают последнее время?

Язев:

— В мировой экономике проблем накоплено огромное количество. И в финансах мировых. В энергетике мировой, в сырьевой базе мировой, в политике мировой, которая… Вот Иран, проблема энергетическая, сырьевая, мировой безопасности военной и политическая проблема. Поэтому исключать вероятность кризисов, когда еще в полной мере еще не устранены и мы не пережили последствия 2008 года, отмахиваться от этого абсолютно нельзя. И В.В.Путин сейчас призывает нас быть готовыми к кризису – резервировать финансовые средства, отчего и резервный фонд и фонд будущих поколений формируется, мы отсекаем, притом, что у нас не жирный бюджет, мы отсекаем деньги. Установили точку отсечения для резервирования средств. И хотим набрать там, ну 3 триллиона в одном и серьезные деньги в другом. Я бы ужастиков не нагонял, нужно работать, нужно повышать конкурентоспособность экономики, нужно занимать серьезные позиции, ведущие в мире для того, чтобы, как мы из прошлого кризиса глубоко провалились, нужно признаться – глубже многих стран. Ну и вышли намного эффективней. И пример тут недалеко – вся Европа еще бултыхается.

Яковлев:

— А Греция-то вообще…

Язев:

— Греция, Испания, у Италии проблемы. Если бы китайцы не помогли, там очень сложно было. Как поведет себя новое руководство Франции? Оно может дисонансировать в какой-то мере… финансовые обязательства Евросоюза по спасению валюты. У нас есть все основания для того, чтобы и в предстоящих мировых кризисах, они все равно будут. Какая глубина, вот в чем вопрос? Чтобы мы были динамически устойчивы. Я как физик-атомщик говорю: есть понятие статической устойчивости, когда чуть толкнешь, человек стоит. Или динамическая, когда ты его сильно толкнул. А он все равно устоял. Российская экономика должна устоять и российское государство.

Яковлев:

— 12 марта вы стали директором Института Управления в промышленности, энергетике и строительстве Государственного университета управления. Кадры нужны, вы считаете?

Язев:

— Я считаю, что у нас квалифицированных кадров. В том числе и в связи с вступлением в ВТО, это новые механизмы юридического сопровождения бизнеса в мировой торговле, новые конкурентные условия требуют и новых кадров, новых управленцев. И где-то разворот должен быть в сторону инженеров-экономистов. Это должны быть руководители, которые понимают не только финансы или не только технологические вопросы, но чтобы они понимали и то, и другое. Это одна из причин, что я принял предложение и возглавил этот институт.

Яковлев:

— Спасибо большое, Валерий Афанасьевич, что пришли сегодня к нам в гости.

adminВидео
Мировые цены на нефть падают. Что будет дальше с Россией? http://www.kp.ru/radio/stenography/32915/ Первый заместитель председателя комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Валерий Язев КАРТИНА ДНЯ В студии: первый заместитель руководителя председателя комитета по экономической политике и инновационному развитию  предпринимательства Государственной Думы Российской Федерации Валерий Язев, корреспондент отдела экономики Евгений Арсюхин  и...