TPP1

На площадке Торгово-промышленной палаты России прошел Второй национальный горнопромышленный форум. Участие в этой важной встрече приняли члены Высшего горного совета, представители федеральных министерств, бизнеса, ученые.

Широкий круг экспертов позволил обсудить многие вопросы, касающиеся развития горнопромышленного комплекса страны.

В работе форума принял участие президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Открывая пленарную сессию, председатель Высшего горного совета НП «Горнопромышленники России», председатель Комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Юрий Шафраник подчеркнул, что таким образом создается традиция, начало которой было положено в прошлом году, когда в ЦМТ горнопромышленники таким составом встретились в первый раз.

По приблизительным подсчетам, сейчас в ГПК работает около одного миллиона человек. Из общей численности людей, занятых в экономике, – это сравнительно небольшое количество. Однако именно они дают около двенадцати процентов ВВП России. Доля продукции горняков в экспорте в августе составила около семидесяти процентов.

Затем Ю. Шафраник зачитал участникам нынешней встречи приветствие президента России. В нем, в частности, говорится, что форум ставит перед участниками серьезные вопросы, связанные с эффективным развитием отечественного минерально-сырьевого комплекса. В нынешних условиях перед ними стоят важные востребованные временем задачи, главная из которых – серьезная модернизация горных предприятий, расширение ресурсной базы, активное внедрение природосберегающих технологий.

Вопросы экономного использования всех наших ресурсов действительно вышли сейчас на первый план. Согласно последнему прогнозу Международного валютного фонда, нас ждет достаточно длительный период низких цен на сырье. В этих условиях необходимо снижение издержек и повышение производительности труда. Кстати, нельзя сказать, что с производительностью труда у нас нет никаких подвижек.

Яркий тому пример – угольная промышленность. Раньше ее не ругал только ленивый. Но в результате правильно проведенной реструктуризации за последние 17-18 лет здесь удалось повысить производительность труда в четыре с половиной раза.

Конечно, многое зависит от государства. Постоянный рост тарифов естественных монополий не дает нашей экономике нормально развиваться. Уже известно, что на 2016 год запланировано очередное повышение тарифов. Но для того, чтобы сохранить реальное производство, естественные монополии должны работать на страну, а не наоборот. Поэтому особенно важны снижение затрат, стимулирование экспорта, геологоразведка, изменение налогового законодательства, другие неотложные меры, которые и обсудили участники форума.

В выступлении президента ТПП РФ Сергея Катырина отмечалось, что сейчас страна переживает непростую ситуацию.

Перед отраслью стоят серьезные задачи — освоение месторождений в Арктике и на морском шельфе, модернизация действующих предприятий, внедрение передовых методов работы. Одновременно на общем положении дел сказываются санкционные и иные ограничения в экономике.

Основная составляющая инфляции сегодня связана с постоянным увеличением тарифов. Зачастую реальная работа по снижению затрат, которая необходима нам в первую очередь, подменяется кампанейщиной. По всем этим проблемам ТПП РФ готова работать вместе с российскими горнопромышленниками.

Еще один вектор совместной деятельности — формирование необходимой нормативно-правовой базы. Здесь Палата может оказать заметное содействие отражению профессиональной точки зрения в конкретных законах и подзаконных актах. Этому во многом способствует возложенная на ТПП РФ функция по оценке их регулирующего воздействия (ОРВ). В то же время изменение законодательства – процесс, для которого важна умеренность. Только за прошлый год в ТПП РФ поступило более шестисот документов для ОРВ. Понятно, что качественно отработать такой бумажный вал удается далеко не всегда. И ТПП РФ уже обращалась в Минэкономразвития с просьбой несколько снизить темпы подготовки новых документов в области законотворчества.

И, наконец, отличные перспективы у нашего сотрудничества в сфере выставочной деятельности. Только здесь нужно иметь в виду, что далеко не каждая выставка по названию является таковой по существу. И здесь для их объективной оценки тоже очень важна точка зрения профессионального сообщества.

С докладом о государственном регулировании и совершенствовании нормативно-правовой базы минерально-сырьевого комплекса страны на форуме выступил президент НП «Горнопромышленники России» Валерий Язев. Об этом докладе и выступлениях других участников форума мы расскажем в наших следующих материалах.

А в завершение сообщим, что по согласованию с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым на третьем форуме горнопромышленников основной акцент будет сделан на машиностроении.

Владимир Савков,
ТПП-Информ

Вернуться

ВТОРОЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГОРНОПРОМЫШЛЕННЫЙ ФОРУМ

11 НОЯБРЯ 2015 ГОДА, МОСКВА

 

Государственное регулирование и совершенствование нормативно-правовой базы минерально-сырьевого
комплекса страны

В.А. ЯЗЕВ

Президент НП «Горнопромышленники России»,
Первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы
по природопользованию, природным ресурсам и экологии

 

Уважаемые участники и гости форума!

С нашего прошлого форума динамика на рынках минеральных ресурсов, к сожалению, не изменилась. Цены на минерально-сырьевую продукцию на мировых рынках продолжили снижаться. В Европе цена в спотовых сделках купли-продажи газа снизилась более, чем на треть; на российский газ на границе с Германией – примерно в 1,7 раза; на СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе – почти в 2,5 раза (!). Если падают все, то тот, кто делает это медленнее, относительно других как бы растёт. Оказывается, медленнее всего падал самый тяжёлые минерал — золото. Его относительная стоимость росла. Россия это быстро поняла, увеличив запасы и производство золота.

Некоторые валюты укреплялись даже по отношению к золоту — доллар США, фунт стерлингов, швейцарский франк, валюты Катара, Саудовской Аравии, Эмиратов и…Китая. Не повезло российскому рублю, норвежской кроне, казахскому тенге, в какой-то степени евро и ряду других валют.

Такая ситуация не могла не сказаться на показателях внешней торговли. За 9 месяцев текущего года наш экспорт снизился на 31,3%. За счет падения цен на топливно-энергетические ресурсы доля этой позиции в экспорте сократилась с 74,8% до 68%. При увеличении физического объема экспорта на 6,6% его стоимость уменьшилась на 37,5%. Экспорт металлов в физическом измерении увеличился на 7,6%, а в стоимостном снизился на 13,9%. Аналогичное соотношение для экспортной продукции химической промышленности, пиломатериалов, продовольственных товаров и сырья. В условиях, введенных против нас санкций, мы неплохо поддержали экономику стран дальнего зарубежья, при этом поспособствовали снижению цен на минеральное сырье. К сожалению, отечественная промышленность таких преференций не получила. Импорт Россией машин и оборудования, транспортных средств, металлоизделий, текстильных изделий сократился в физическом и в стоимостном выражении. Значительно уменьшилась в импорте доля именно инвестиционных товаров. Сложившаяся ситуация выявила диспропорции в нашей экономики и структуре бизнеса.

Но ошибочно считать, что наши нефтегазовые компании сработали хуже своих зарубежных партнеров-конкурентов. В США, несмотря на увеличение добычи газа, нефти и газового конденсата по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, возросли убытки компаний, работающих в нефтегазовом секторе. Финансовые показатели у крупнейших мировых нефтегазовых компаний демонстрируют динамику в красном цвете. За 9 месяцев текущего года у BP убытки, Shell – уменьшение прибыли более чем на 90%, Exxon – почти на 50%, Total – на 70%, Statoil – на 43%. Российские компании Роснефть, Газпром, НОВАТЭК также демонстрируют снижение прибыли по сравнению с прошлым годом даже в рублях. Прогнозировать в таких условиях сложно. Неопределенность сценариев планирования привела к тому, что федеральный бюджет сверстали только на один год – на 2016-й.

В настоящее время подготовлен проект Энергетической стратегии России на период до 2035 года. Думаю, с ее утверждением можно было бы подождать год-два, а за это время привести в соответствие с требованиями Федерального закона основные документы стратегического планирования, запустить государственную информационную систему топливно-энергетического комплекса, модернизировать формы статистического наблюдения для сырьевого и энергетического секторов, определиться с направлениями развития внутренних рынков угля, газа, нефтепродуктов, электроэнергии.

Очевидно, экономические стратегии не могут строиться вне политической ситуации, особенно когда США с союзниками не стесняясь применяют политико-экономическое оружие. Одна из главных целей этой атаки —  перераспределить в свою пользу прибыли от добычи и переработки минерально-сырьевых продуктов; ослабить государственный суверенитет стран-экспортеров и стран-ключевых транзитеров минерального сырья, в том числе и суверенитет над недрами. Пока позиционное преимущество и инициатива на стороне США и их союзников. В их руках контроль за технологиями, финансами и оптовыми рынками сырьевых продуктов. Поэтому процесс сам по себе не остановится и нужно готовиться к изматывающему экономическому противостоянию в течение ближайших 10-15 лет.  Затем, вероятно, в развитых странах обозначится ресурсный дефицит и промышленный спад, а уровень внутриполитической напряженности достигнет опасного уровня. В итоге либо будет найден сценарий примирения на условиях компромисса, либо экономическое противостояние трансформируется в крупномасштабные военные столкновения.

Проект бюджета на 2016 год исходит из предположения, что цена на нефть будет медленно повышаться. Обзор Международного энергетического агентства, который вышел вчера, предполагает цену на нефть в 2020 году в диапазоне от 61 до 92 долларов (номинальных) за баррель. Но в сложившихся условиях не следует ожидать такого же роста цен на рудные и прочие минерально-сырьевые продукты. Не исключено, что повышение цены на нефть будет сопровождаться сокращением доли российской нефти, угля, газа на европейских рынках. Можно ли повлиять на эту ситуацию с пользой для нас? ОПЕК, думаю, влиять не станет. Западу удалось разрушить единство этой организации. Как повлияет организация биржевой торговли за рубли российскими нефтяными маркерами (Юралс и ВСТО)? Появление деривативов (фьючерсов), объем торговли которых на бирже существенно превысит объем реального товара – это праздник для спекулянтов, но увеличится волатильность цен. Об остальном говорить трудно. Но ясно, Россия как один из крупнейших поставщиков нефти в мире, не может не иметь соответствующего сегмента биржевой торговли за национальную валюту. Однако не усложнит ли это споры относительно того к цене какого сорта нефти привязывать цену природного газа.

Мы увеличиваем вектор экспорта наших ресурсов в Азиатско-Тихоокеанский регион. Здесь быстро растет спрос на них. Но здесь так же высоки: уровень конкуренции; особенно в части производственных и транспортных издержек, вероятность глубоких кризисов и угрозы политической нестабильности. Также нужно учитывать международные политические и экономические объединения, которые существенное влияют на исполнение подобных намерений. Особенно Транс-Тихоокеанское Партнерство, переговоры по созданию которого под эгидой США недавно закончились. Мы изучаем это соглашение, которое по замыслу разработчиков совершеннее соглашений ВТО.

Не лучшее решение для исправления ситуации делать основную ставку на внешние инвестиции, так как инвестиции в российские проекты и инвесторы в любой момент могут попасть под новые санкции, судебные иски, обесцениться спекуляциями на фондовых рынках. Чем успешнее для экономики России будет международный инвестиционный проект, тем скорее санкции против него будут применены. Кроме того, в сложившихся условиях существенно ослабляется притягательность для инвесторов таких наших правовых инициатив, как переход на новую систему классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов и применение международных стандартов отчетности по запасам минерального сырья[1].

Наша уязвимость усугубляется и качеством внешних инвестиций. Статистика показывает, что на протяжении последних десяти лет в России и пяти лет в Казахстане неуклонно сокращаются инвестиции за счет первичного размещения акций и долей. В то же время в структуре прямых иностранных инвестиций увеличивается доля долговых инструментов, основанных на межфирменных займах дочерними фирмами у зарубежных материнских компаний. Но превращение внутреннего капитала во внешние инвестиции перестает быть инструментом его защиты.

Возрастает налоговая нагрузка на добывающие отрасли причем на стадии добычи. Доходы бюджета в 2016 году только за счет НДПИ вырастут более чем на 2%. То есть, налоговый пресс усилит давление там, где выручка в рублях, а не в валюте, где эффект от девальвации рубля отрицательный. Такая ситуация не только сдерживает инновационное развитие, но и не позволяет обновлять основные производственные фонды. Их изношенность растет.

Поэтому нашу геологоразведку и горнодобывающую промышленность поддержат не только льготы и государственные субсидии, но скорее снижение удельных издержек и быстрый рост внутреннего спроса со стороны высокотехнологичных отраслей промышленности, нацеленных на внутренний рынок. При этом важно обеспечить ускоренное развитие высокотехнологичного сектора экономики при доступных по цене и количеству сырьевых материалах. Однако анализ структуры инвестиций в основной капитал свидетельствует о том, что существенная их часть по-прежнему идет в производство сырья и полуфабрикатов.

Может показаться, что задача нерешаема, но, думаю, за ее комплексное решение по-настоящему еще не брались. Для разработки и осуществления комплексной стратегии для начала необходимо, чтобы Минпромторг, Минэнерго и Минприроды действовали в одной связке и курировались одним из заместителей Председателя[2] либо самим Председателем Правительства.

Не будем забывать, что существует Евразийский экономический союз и, согласно договору, мы создаём общий рынок нефти, нефтепродуктов, газа и электроэнергии. Но так как экономики России и Казахстана зависят от состояния минерально-сырьевого сектора, то необходима координация не только указанных рынков, но и гармонизация законодательства о недрах и недропользовании. Казахстан ставит на инновационные пятилетки и на эффективное использование минерально-сырьевого потенциала.  В следующем году должен быть принят Кодекс о недрах и недропользовании, в основе концепции которого лежит законодательства о недрах Австралазии.  Действующий вы настоящее время закон «О недрах и недропользовании» Республики Казахстан был принят в 2010 году, и всего за 5 лет в него внесли около 400 поправок. Понятно, такой бурный поток законотворчества напугает внешнего инвестора.

Для соответствия международным требованиям прозрачности в добывающих отраслях Казахстан переходит на международные стандарты отчетности по запасам минерального и углеводородного сырья. В России по такому же международному шаблону разработан кодекс отчетности по запасам твердых полезных ископаемых. Но информации о том, насколько применение Кодекса НАЭН[3] способствовало привлечению прямых иностранных инвестиций, нет. Буду благодарен тому, кто меня поправит.

Мы намерены внимательно наблюдать за ходом разработки и принятия Казахстаном Кодекса о недрах, вспомнить наши наработки по этому поводу, а также в рамках совместных мероприятий в Государственной Думе рассмотреть пути повышения эффективности деятельности Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых и Национальной ассоциации по экспертизе недр в деле содействия привлечения инвестиций в российскую горнодобывающую промышленность. Считаю, здесь имеется большой потенциал, для полной реализации которого необходимо расширять сотрудничество.

Законодательного сопровождения требуют техногенные месторождения, особенно такого уникального ресурса как отработавшее ядерное топлива. Его накопленная энергетическая емкость превышает запасы нефти и газа. Реально оно настолько отработавшее, насколько надкушенный хлебный каравай может считаться съеденным. Но необходимо промышленное внедрение технологий замыкания ядерного топливного цикла. Кроме того, при выводе из эксплуатации и демонтаже АЭС, а эта волна уже поднялась, будут получены сотни тысяч тонн черных и цветных металлов. Для возвращения в производство их необходимо очистить от радионуклидов. Технологии есть. Промышленный опыт тоже. Нужны четкие стратегии, конкретные государственные программы и благоприятствующие их освоению законы, устанавливающие помимо прочего предельные льготы по налогам.

Уважаемые коллеги, в своем выступлении я не успел осветить всех уровней законодательства, на которых Некоммерческое партнерство «Горнопромышленники России» ведет свою работу. Но в программе форума мы это предусмотрели, поскольку в нормативно-правовой базе недропользования и горной добычи есть проблемы, которые нужно решать сейчас, не дожидаясь утверждения стратегий и кодексов.

Давайте сотрудничать.

Благодарю за внимание!

[1] CRIRSCO, Кодекс Национальной ассоциации по экспертизе недр.

[2] Интересно, кто из заместителей Председателя Правительства курирует вопросы недропользования.
Хлопонин А.Г. курирует природопользование, а недропользованием не занимается.

[3] Национальная Ассоциация по Экспертизе Недр.

http://yazev.org/wp-content/uploads/2015/11/TPP.jpghttp://yazev.org/wp-content/uploads/2015/11/TPP-150x150.jpgadminВыступленияДЕЯТЕЛЬНОСТЬМероприятияПОЗИЦИЯ!ПРОБЛЕМА!ПубликацииГорнопромышленники России,Горнопромышленный форум,Катырин,Шафраник,Язев
На площадке Торгово-промышленной палаты России прошел Второй национальный горнопромышленный форум. Участие в этой важной встрече приняли члены Высшего горного совета, представители федеральных министерств, бизнеса, ученые. Широкий круг экспертов позволил обсудить многие вопросы, касающиеся развития горнопромышленного комплекса страны. В работе форума принял участие президент ТПП РФ Сергей Катырин.Открывая пленарную сессию,...