Вступительное слово. Разведка, добыча, переработка 2015

Международный форум-выставка оборудования и инновационных решений нефтегазовой и добывающей отрасли «Разведка, добыча, переработка 2015»

Москва, 17-19 ноября 2015 г.

Вступительное слово В.А. Язева —

Президента НП «Горнопромышленники России», Первого заместителя Председателя Комитета Государственной Думы, Российской Федерации по природным ресурсам, природопользованию и экологии

Добрый день, уважаемые коллеги и уважаемые гости!

Начинаем вторую сессию. Тема, предлагаемая для обсуждения: «Приоритетные направления диверсификации российского топливно-энергетического комплекса». С одной стороны, тема хорошо изучена, с другой стороны, в связи с завершением разработки проектов «Энергетической стратегии России на период до 2035 года» и генеральных схем размещения объектов нефтегазовой отрасли, будет интересно и полезно узнать, как изменились компоненты и точки приложения векторов диверсификации.

Так как политические и экономические условия для реализации энергетической стратегии существенно трансформировались по сравнению с предыдущей ее версией, мы также обсудим возможности практического решения некоторых задач энергетической стратегии с точки зрения органов исполнительной государственной власти и некоторых наших ведущих предприятий.

В системе государственного планирования, утвержденной Федеральным законом от 28 июня 20144 года №172-ФЗ, Энергетическая стратегия является отраслевым документом стратегического планирования в рамках целеполагания. Она должна основываться на положениях Ежегодного послания Президента Федеральному Собранию, Стратегии социально-экономического развития и Стратегии национальной безопасности.

Очередное послание Президента, которое запланировано на начало декабря, затронет ключевые вопросы деятельности государства в сложившихся условиях. Некоторые из положений послания будут закреплены в новой версии «Стратегии национальной безопасности на период до 2020 года». Разрабатывается «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года». Нуждается в обновлении «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российский Федерации на период до 2030 года».

В соответствии с Федеральным законом о стратегическом планировании отраслевые документы не могут заходить за временной горизонт долгосрочного прогноза, то есть, за 2030 год. Разработанный проект Энергетической стратегии формально не основан на вышеназванных документах, к тому же пытается дотянуться до 2035 года, не имея на этот период официального энергетического прогноза. Прогноз, разумеется, можно разработать и до 2040 года, и дальше. Но энергетическую стратегию России, согласно закону, нужно разрабатывать до 2030 года. Но даже и это непросто в условиях политической и экономической турбулентности. Придется разрабатывать несколько сценариев, исходные условия и показатели выполнения которых будут сильно отличаться друг от друга, следовательно, стратегический алгоритм будет перегружен условными переходами, что сделает его малопригодным для планирования. На мой взгляд, имеет смысл отложить принятие нового варианта Энергетической стратегии до конца следующего года, то есть дождаться базовых стратегических документов, чтобы доработать стратегию.

Еще один момент. В проекте энергетической стратегии слова «инвестиции», «инвестиционный» встречаются часто, но специальный анализ ситуации и постановка стратегических целей инвестиционной политики в топливно-энергетическом комплексе отсутствуют, так же, как и анализ динамики фондовых рынков. Думаю, решение принципиально важной задачи сбалансированного перевода промышленности с сырьевого на инновационный уровень развития требует всестороннего и глубокого анализа инвестиционных процессов. Вопрос достойный не только специального раздела в энергетической стратегии, но даже разработки специальной «Инвестиционной стратегии для промышленности».

Вот поучительный пример. Казахстан в 2010 году принял закон «О недрах и недропользовании». Всего за пять лет в закон пришлось внести около 400 поправок. Такая динамика, понятно, не стимулировало иностранных инвесторов. Сегодня Казахстан, на основании законодательства Австралии (точнее Австралазии), разрабатывает Кодекс о недрах и недропользовании и примет его в следующем году. Цель – предоставить иностранным инвесторам понятные и удобные условия недропользования, а также обеспечить высокий уровень прозрачности в горнодобывающих отраслях. Причина – прежняя система перестала привлекать внешние инвестиции, поскольку основывается на долговых схемах и реинвестировании прибыли.

Еще один аспект разработки стратегий развития топливно-энергетического комплекса – переход к комплексным топливно-энергетическим балансам. Поясню этот термин. Процессы на рынках энергоносителей с каждым годом становятся все более взаимосвязанными. Ситуация на рынках одного континента так или иначе влияет на рынки других континентов. Кроме того, на цены воздействует не только движение реального товара, но также, а иногда и в определяющей степени, создание и обращение производных финансовых инструментов на основе энергоносителей, энергии и энергоэффективности (это, если проводить математические аналогии, мнимая составляющая комплексной переменной). Известно, игра на этих рынках часто не имеет прямого отношения к энергоснабжению, но цены реального товара и их волатильность при этом определяет.

Также в топливно-энергетический баланс следует включать создание и движение стратегических и коммерческих резервов энергоносителей.

Резервы углеводородов на случай прерывания поставок – это одна из базовых целей совместной энергетической политики стран Организации экономического сотрудничества и развития. Но резервами можно и манипулировать на рынке. Например, в 2008 году, США продажами нефти из Стратегического нефтяного резерва уронили цены с 6о почти до 30 долларов за баррель нефти. А этим летом в течение трех месяцев наблюдался всплеск цены на нефть до 63 долларов за баррель, который четко коррелировал с закупками нефти в Стратегический нефтяной резерв США.

Таким образом, если мы хотим сделать оценки и прогнозы на основе энергетических балансов более адекватными действительности, важно, чтобы они, помимо прочего, отражали динамику 1) инвестиций, 2) резервов и 3) рынков производных финансовых инструментов, связанных с энергетикой. Особо адресую эти вопросы Алексею Игоревичу Громову и Алексею Ивановичу Кулапину, которые непосредственно занимаются этими проблемами и выступают в нашей сессии. Буду благодарен, если они выскажутся по данному поводу.