ФОРУМ ГОРНОПРОМЫШЛЕННИКОВ

IMG_0025

Первый национальный горнопромышленный форум

27 ноября 2014 года

 

ПЛЕНАРНАЯ СЕССИЯ И ДИСКУССИЯ №1

«Повышение конкурентоспособности и перспективы развития минерально-сырьевого комплекса России»

Влияние инвестиционного климата на процессы модернизации и развития предприятий горнопромышленных комплексов регионов

В.А. Язев

Президент НП «Горнопромышленники России»,
Первый заместитель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

 

Уважаемые коллеги!

В результате политических и экономических преобразований в конце прошлого столетия Россия успешно включилась в мировое рыночное хозяйство, опираясь на свое главное преимущество – богатейшую минерально-сырьевую ресурсную базу. Это позволило быстро подтянуть уровень валового внутреннего продукта, обеспечить решение социальных проблем, укрепить финансовую систему, направить инвестиции в инфраструктуру и оборону. Но в итоге сегодня российский экспорт на 85 процентов представлен топливно-энергетическими товарами, металлами, драгоценными камнями. При такой структуре нашей экономики темпы ее роста принудительно синхронизируются динамикой мирового потребления минерально-сырьевых ресурсов и ценами на них. Оба эти параметра для нас сегодня не являются благоприятными, и в перспективе риски на этих рынках, их волатильность, подверженность манипуляциям будут только усиливаться.

По данным ВТО рост мирового экспорта энергетических ресурсов и продукции горнодобывающей промышленности практически стал нулевым, а Евросоюз даже показал снижение на 4%. Мировой экспорт стали сократился на 6%, цветных металлов – на 5%. Вместе с падением цен на нефть произошло снижение цен на сжиженный природный газ, с начала года существенно упала цена на уголь (колумбийский, австралийский, южноафриканский).

В Евросоюзе (по данным Евростата) за девять месяцев текущего года торговля сырьевыми и энергетическими товарами опустилась соответственно на 6 и 9 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт из стран Евросоюза в Россию сократился на 12%, импорт Евросоюзом российской продукции — на 8%.

К сожалению, российский внутренний рынок сегодня не является ни демпфером неблагоприятных тенденций в мировой экономике и внешней торговле, ни драйвером инновационного роста отечественной промышленности. В то же время за последние 10 лет себестоимость добычи российской нефти увеличилась более, чем в 3,5 раза.

Очевидно в такой ситуации и в условиях небывалой международной напряженности, отягощенной экономическими санкциями в отношении России, возможности привлечения инвестиций в нашу горнодобывающую промышленность сокращаются, а связанные с ними риски возрастают.

Каким должен быть ответ на этот весьма непростой вызов?

В сентябре этого года Всемирный Банк выпустил очередной доклад по России, в котором констатировал, что геополитическая напряженность и связанные с этим санкции оказывают все большее воздействие на финансовый сектор, что приводит к сокращению депозитной базы банков и ограничивает доступ к кредитам. При этом со времени кризиса 2008 года сохраняется существенный ненефтяной дефицит российского бюджета: 14% в 2009 году и 10% в 2013 году. Введенные санкции ограничили доступ к международным источникам финансирования и повысили стоимость заимствований для домохозяйств и предприятий. Ухудшились условия рефинансирования краткосрочной задолженности. Высокая волатильность валютного рынка также способствовала падению инвестиционной активности и оттоку капитала. Небольшой импульс экономика получила от импортозамещения, но в целом уровень предпринимательской и потребительской уверенности продолжил снижение.

Инвестиции в основной капитал сократились на 7% по сравнению со снижением на 0,5% за аналогичный период годом ранее. По данным Минэкономразвития России снижение инвестиций в основной капитал составило за восемь месяцев текущего года 2,4% (вероятно, с учетом снижения курса рубля по отношению к доллару).

Есть проблемы и с качеством инвестиций. Согласно докладу, 89% накопленного объема российских прямых иностранных инвестиций в производство базовых металлов и металлопродукции поступает из территорий с льготным режимом налогообложения (Кипр, Бермудские острова, зона Карибского бассейна). Почти половина прямых иностранных инвестиций, поступающих в сектор услуг и строительную отрасль, относятся к категории оффшорных. Доля их особенно высока в сфере финансового посредничества и в секторе недвижимости. Что касается внешних российских инвестиций, то более, чем на 80% — это инвестиции в дочерние компании в оффшорных зонах.

Всемирный Банк в своем докладе рекомендует России не диверсификацию внешней торговли, а диверсификацию «национальных активов», иными словами дополнение имеющегося портфеля высококачественными нематериальными активами в виде государственных и общественных институтов, отвечающих за управление волатильными источниками доходов, оказание качественных социальных услуг и справедливое регулирование деятельности предприятий. Иными словами, рекомендовал повысить качество государственного управления.

К рекомендациям Всемирного Банка для России мы давно привыкли относиться с осторожностью, но отмечу, что и в отношении Евросоюза в последнем докладе ОЭСР, также основанного на данных Всемирного Банка, говорится что катастрофическое сокращение инвестиционного процесса в Евросоюзе есть следствие структурного кризиса, а не циклического.

В настоящее время как входящие, так и исходящие инвестиции Евросоюза, находятся на уровне примерно 20% от докризисных. В Европе раскручивается процесс, когда снижение конкурентоспособности порождает сокращение инвестиций, а сокращение инвестиций, в свою очередь, приводит к снижению конкурентоспособности. К тому же политические трения между Евросоюзом и Россией, экономики которых связаны друг с другом, а львиная доля всех прямых иностранных инвестиций в российскую экономику всегда приходилась на Евросоюз, тянут на дно инвестиционные процессы. Конкурентов это устраивает, но нас устраивать не может.

Что рекомендуют Евросоюзу для оживления инвестиционного процесса? Главное — развитие единого рынка Евросоюза. Но очевидно, если рынки Европейского и Евразийского союзов будут связаны дружественным интерфейсом, то эффект от обмена ресурсами и технологиями между ними будет еще более позитивным и мультипликативным. Другие рекомендации Евросоюзу, как то, ослаблять регулирование рынков, сокращать субсидии, развивать инновации и человеческий капитал, также можно адресовать и российской экономике.

Из-за событий на Украине политический кризис наносит драматический урон экономикам России и Евросоюза, в то время как экономики Северной Америки и ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона демонстрируют устойчивый рост. О необходимости развития сотрудничества в инновационно-сырьевой сфере мы, кстати, будем говорить с нашими партнерами из Германии на заседании оргкомитетов Российско-Германского Сырьевого Форума, где я являюсь сопроедседателем с российской стороны. Заседание состоится в Санкт-Петербурге 1-го декабря.

Да, мы согласны с рекомендацией Всемирного Банка сделать государство более эффективным инструментом для привлечения инвестиций. Но, возможно, мы не одинаково понимаем смысл этой рекомендации. Наш исторический опыт, в том числе и последних лет, показывает, государство эффективно, если оно настойчиво и жестко обеспечивает внешнюю и внутреннюю безопасность.  С другой стороны, эффективное государство является дружественным по отношению к бизнесу, к созданию условий для развития личности, укреплению традиционных культурных ценностей.

В России сделано немало для улучшения прозрачности государственного регулирования рынков, прозрачности бизнес-процессов, для сокращения оттока капитала и создания благоприятных условий инвесторам. Принимаются меры к деоффшоризации экономики. Но для привлечения долгосрочных прямых инвестиций в горнодобывающую промышленность необходима стройная система юридически значимых документов государственного стратегического планирования, которые должны содержать ясные стратегические цели и обязательства государства.  Подчеркну, не только и не столько в отношении сырьевых секторов, сколько в отношении секторов промышленных и потребительских. Если обеспечить высокие темпы роста в этих секторах экономики, то не будет стагнации спроса на сырьевые ресурсы, не будет недостатка в прямых инвестициях. Системное стратегическое планирование и качественное управление достижением стратегических целей должны создавать прочный и упругий каркас, как у современного небоскреба, позволяющий осуществлять смелые социально-экономические эксперименты и при этом успешно противостоять политическим землетрясениям и бурям.

В связи с этим я в очередной раз хочу обратить внимание на те возможности для ускорения социально-экономического развития, которые предоставляет федеральный закон «О стратегическом планировании», принятый летом этого года. Эти возможности должны быть полностью реализованы, причем в кратчайшие сроки.

Действительность пока отличается от желаемых результатов. Пример: в июне текущего года Счетная Палата сообщила результаты экспертизы проектов государственных программ, на основании которых, строго говоря, должен формироваться федеральный бюджет.  И отметила следующие недостатки:

  • несоответствие целей госпрограмм целям государственной политики, которые установлены в документах стратегического планирования;
  • цели многих госпрограмм либо неконкретны, либо вовсе отсутствуют;
  • часто достижение цели программы не обеспечивается ни одной из задач, или задача не направлена на достижение ни одной из целей;
  • в финансировании программ значительную часть составляют средства юридических лиц и иные внебюджетные источники;
  • недостаточно финансирование мероприятий госпрограммы из средств федерального бюджета, что вызывает недоверие компаний к этому инструменту развития[1].

Вывод: государственные программы нуждаются в улучшении на основе базовых документов государственного стратегического прогнозирования, программирования и планирования. Поэтому горнопромышленникам необходимо тщательно проанализировать программы, содержащие задачи и мероприятия по развитию горнодобывающих секторов с учетом снижения себестоимости добычи и первичной переработки.

Сейчас формируется перечень документов государственного стратегического планирования. Убежден, мы должны подготовить по своей части предложения к формированию стройной системы государственного стратегического и операционного планирования с участием ведущих горнодобывающих предприятий и крупнейших потребителей минерально-сырьевой продукции. Стратегия развития горнопромышленного комплекса должна обеспечивать потребности инновационного развития, а также надежного снабжения собственными стратегическими материалами. При этом, должны быть выработаны предложения по улучшению системного взаимодействия с органами государственной власти и совершенствованию их структуры, с учетом формирования экономических институтов Евразийского экономического союза.

Без решения этих концептуальных проблем, ограничиваясь, пусть и необходимыми, но лишь точечными мерами регулирования и стимулирования горнопромышленной отрасли, невозможно обеспечить необходимые темпы и устойчивость социально-экономического развития нашей страны, достаточный объем качественных инвестиций в горнодобывающие отрасли.

Надеюсь, в выступлениях участников форума мы услышим немало предложений по этому поводу и обязательно используем их для формирования общего пакета предложений.

Спасибо за внимание!

 

[1] Государственная программа «Воспроизводство и рациональное использование природных ресурсов» в качестве одного из стратегических приоритетов признаёт вовлечение в освоение трудноизвлекаемых запасов нефти, но конкретных мероприятий по реализации этого приоритета в программе нет.

Государственная программа «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» не содержит задач для машиностроения горнодобывающей отрасли. Но, очевидно, от себестоимости добычи и первичной переработки полезных ископаемых будет зависеть конкурентоспособность промышленной продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Государственные программы финансового блока не содержат задач по обеспечению модернизации горнодобывающей отрасли эффективными финансовыми инструментами.

Государственная программа «Энергоэффективность и развитие энергетики» содержит мероприятия по модернизации предприятий топливно-энергетического комплекса, но ни бюджетные средства, ни помощь другими активами на неё не предусмотрены.

Энергетическая стратегия России на период до 2035 года существенно перерабатывается. Генеральные схемы развития газовой отрасли и нефтяной отрасли, разработанные ранее, не соответствуют задача, которые должны решаться. Программа развития горной промышленности России до 2030 года не является государственной, утверждена Правительством РФ в июне текущего года, то есть до утверждения нового варианта Энергетической стратегии.

Подпрограмма «Развитие промышленности редких и редкоземельных металлов» государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» не содержит мероприятий, направленных на ликвидацию технологического отставания от Японии, США в области получения материалов с особыми свойствами на основе редкоземельных металлов. Кстати, когда США планировали восстановление своей редкоземельной индустрии, патентная защищенность технологий была признана самой трудной задачей.