AESsmall

VIII МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА И КОНФЕРЕНЦИЯ
«АТОМЭКО-2015»

9-11 ноября 2015, Москва, ЦМТ

Выступление В.А. Язева

Первого заместителя Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

 

Уважаемые участники и гости конференции!

Около двух месяцев назад МАГАТЭ опубликовало исследование под названием «Изменение климата и атомная энергетика 2015». Приведенные в работе данные весьма показательны. Выбросы углерода на 1 ГВт*час выработанной электроэнергии у атомной энергетики в 40-60 раз меньше, чем у энергетики на ископаемом топливе и не выше, чем при использовании возобновляемых источников энергии. Электроэнергия, вырабатываемая на АЭС, дешевле, чем на угольных и газовых электростанциях. Неизмеримо ниже у атомной энергетики, в сравнении с углеводородной, гидроэнергетикой и энергетикой биомассы, ущерб, наносимый в течение жизненного цикла окружающей среде. 

В 2014 году доля АЭС в мировой генерации безуглеродной электроэнергии превышала 50%, в Евросоюзе – 54%. Вывод исследования однозначен: если для предотвращения повышения средней температуры планеты более чем на 2 градуса необходимо к 2050 году 80% электроэнергии вырабатывать с помощью низкоуглеродных технологий, то без атомной энергетики не обойтись. К середине столетия установленную мощность АЭС в мире можно довести до 800 ГВт (сегодня около 382 ГВт). Плюс мощности, которые потребуются для устранения дефицита пресной воды в Африке и на Ближнем Востоке. Однако триумфальному шествию атомной энергетики препятствует ряд хорошо известных факторов:

  • риск аварий с выходом ядерных и радиоактивных материалов за пределы реакторного блока;
  • возможный дефицит ядерного топлива и рост цен на него;
  • сложность надежной изоляции от биосферы долгоживущих высокоактивных отходов;
  • большие затраты на обращение и рециклирование отработавшего ядерного топлива;
  • большие затраты на вывод из эксплуатации ядерно- и радиационно-опасных объектов.

Перечисленные проблемы принципиально решены, но для практической реализации нужны политическая воля и соответствующие экономические условия, которые, в свою очередь, должны быть зафиксированы государственными стратегиями, законами и нормативно-правовыми актами, соответствующими нормам международных соглашений.

В России за последние годы на этих направлениях получены весьма значимые результаты. Излишне напоминать их уважаемой аудитории. Особо хочу подчеркнуть, что успеха мы добивались при поддержке мирового сообщества, советуясь с лучшими специалистами, получая материальную поддержку на физическую защиту ядерного материала, утилизацию атомных подводных лодок, РИТЭГов и осуществление политики нераспространения.

Реализация в мире норм «Объединенной конвенции о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами» на основании базовых рекомендаций МАГАТЭ (2001 г.) шла довольно синхронно. В 2011 году, 19 июля, Евросоюз принял Директиву «Об основах ответственного и безопасного обращения с отработавшим топливом и радиоактивными отходами». В России закон «Об обращении с радиоактивными отходами» был подписан президентом на неделю раньше. США приняли «Стратегию управления и обращения с отработавшим ядерным топливом и высокоактивными радиоактивными отходами» в начале 2013 года. Если бы не Комиссия синей ленты президента Обамы по ядерному будущему, думаю, и США свою стратегию приняли бы в 2011 году.

В России доведение федерального законодательства об обращении с радиоактивными отходами до требуемого уровня шло одновременно с реализацией первой федеральной целевой программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на период 2008 – 2015 годы. Качество программы было высоким, она содержала не только конкретные мероприятия, но и полноценную стратегию. Практика доказала, что концепция оказалась верной, основные мероприятия первой программы выполнены, и сегодня все готово для принятия и реализации второй программы по ядерной и радиационной безопасности на период с 2016 по 2030 годы.

Известно, с высоты достигнутого лучше просматриваются отдаленные цели и яснее видны препятствия на пути к их достижению. Мы в большей степени, чем когда-либо готовы к формированию правовой базы для атомной энергетики на основе качественно новых технических решений. И здесь полагаю уместным следующее замечание: Когда в мире шла ядерная гонка, законодательство развивалось гораздо медленнее ядерных технологий и, тем более, правоприменение. Результатом этого отставания стали: серьезные аварии и инциденты на ядерных объектах, большой ущерб здоровью персонала и населения, окружающей среде, гигантские отложенные финансовые обязательства.

Поэтому сегодня, когда государственная корпорация «Росатом» нацелена на атомную энергетику будущего – на создание реакторов с внутренней естественной безопасностью (образно говоря, с сильным инстинктом самосохранения), на замыкание ядерного топливного цикла, на сочетание реакторных установок различной установленной мощности, на комплексное решение задач обращения с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами, важно в таком же темпе развивать нормативно-правовую базу, регулирующую отношения, связанные с промышленным использованием ядерной энергии и продуктов ядерных реакций. В основе этой базы должен лежать если не Ядерный кодекс, то по меньшей мере глубоко продуманный федеральный закон или пакет законов.

Принятый в 1995 году федеральный закон «Об использовании атомной энергии» на эту роль уже не подходит. Он, даже после внесенных поправок, остаётся рамочным законом об основах государственного регулирования в период незрелых рыночных отношений и неопределенных механизмов частно-государственного партнерства.  

В первую очередь для нового законодательства следует создать четкую систему терминов и определений. Насколько это актуально, свидетельствует тот факт, что при подготовке поправок в закон об использовании атомной энергии, нам пришлось определять не только «отработавшее», но и просто «ядерное топливо».

Неполным оказывается определение ТВС, а определения твэла в законе нет вовсе. Сборка, которую закон воспринимает, лишь как изделие для выработки тепла в атомном реакторе, на самом деле служит для осуществления управляемой ядерной реакции, для выделения и съема тепла, для наработки радионуклидов, ядерных и прочих материалов, а в ядерных ракетных двигателях еще и для создания реактивной тяги.

В «Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности»[1], который введен в действие с августа текущего года, вы также не найдете термин «отработавшее ядерное топливо», зато встретите термин «ядерные отходы», который в базовом законодательстве атомной отрасли не используется. При этом в тексте закона «О государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»[2] ни «ядерные отходы», ни «ядерное топливо», в том числе и «отработавшее» не встречаются.

Еще пример. В законе об использовании атомной энергии (статья 4) перечислены виды деятельности в области использования атомной энергии. Но, обратите внимание, в классификаторе видов экономической деятельности этих видов деятельности нет. Парадокс. Думаю, классификатор видов экономической деятельности должен содержать отдельный класс видов деятельности, связанных с использованием атомной энергии, в том числе по замыканию топливного цикла, поскольку от этой деятельности, согласно мудрым выводам МАГАТЭ, зависит само существование человечества.

Соответствующие термины и виды экономической деятельности должны быть определены и для вывода из эксплуатации атомных электростанций и ядерно- опасных объектов с ней связанных. После 2030 году эта деятельность приобретет глобальный характер.

В норму закона также должны быть возведены принципы, закладываемые Росатомом в новые ядерные энерготехнологии.

Это:

  • Обязательная внутренняя естественная безопасность ядерных энергетических установок (с определением критериев такой безопасности);
  • Точный учет количества и изотопного состава загружаемых, выгоревших и наработанных ядерных материалов, особенно для уран-плутониевого ядерного топливного цикла;
  • Обеспечение радиационной эквивалентности для радиоактивных отходов, то есть выход на допустимый стационарный (а лучше спадающий) уровень их суммарной активности в течение примерно 100-200 лет.
  • Технологическое предотвращение наработки оружейного плутония в ядерных реакторах свыше необходимых для поддержания их работы объемов.

Законодательство об использовании атомной энергии также полезно дополнить специальными нормами для регулирования модульной атомной энергетики малой и средней мощности на этапах разработки, изготовления и транспортировки модулей, размещения вблизи предприятий и жилых массивов, эксплуатации, вывода из эксплуатации, полного демонтажа, рекультивации территорий и даже рециклирования загрязненных материалов.

Уважаемые коллеги, если мы прекратим чрезмерно экономить на решении перечисленных задач, то поможем нашим потомкам сберечь немалые средства на ликвидацию полученного от нас «ядерного наследия».

А заодно и мир спасём от глобального потепления.

Спасибо за внимание! Успешной вам работы!

 

[1] «ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности» (утв. Приказом Росстандарта от 31.01.2014 N 14-ст).

[2] Федеральный закон от 01.12.2007 N 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

 

Читать на эту тему:

Валерий Язев: Применение передовых технологий позволит закрыть все оставшиеся вопросы ядерной и радиационной безопасности

Первый зам. председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Валерий Язев дал оценку завершающейся в этом году ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года».

Парламентарий отметил, что первая ФЦП по ядерной и радиационной безопасности, в рамках которой «Росатом» занимался поэтапным решением проблемы «атомного наследия СССР», стала, по его мнению, одной из самых результативных целевых программ в последние годы.

Валерий Язев, представляющий в Госдуме Мурманскую область, подчеркнул, что реализация ФЦП, в частности, позволила ликвидировать угрозу накопления атомных подводных лодок, выведенных из состава ВМФ: на Кольском полуострове утилизировано 120 подлодок. Последняя, выведенная из состава флота АПЛ в 2013 году, ожидает утилизации, начиная с 2016 года.

Начата утилизация судов АТО. Выполнена утилизация судна АТО «Северка», завершена утилизация плавучей технической базы «Володарский». В 2014 году выполнен подъем и размещение на стапеле для разделки и выгрузки ОЯТ плавтехбазы «Лепсе». До 2020 года планируется полностью завершить утилизацию всех 8 судов АТО выведенных из состава Северного флота и 2-х судов АТО ФГУП «Атомфлот»; выполнены уникальные операции по выгрузке и разборке активных зон из реакторов утилизированных АПЛ, работавших на жидкометаллическом теплоносителе. На сегодняшний день, отметил депутат, выгружено ОЯТ из всех АПЛ Северного флота, выведенных из состава флота до 2014 года. Кроме того, одним из важных результатов реализации ФЦП на Северо-Западе России стало выведение из эксплуатации радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГов).

Валерий Язев отметил тот вклад, который внесли в решение проблем ядерной и радиационной безопасности специалисты предприятий «СевРао» и «Атомфлот».

— Безусловно, весь клубок проблем, доставшихся нынешнему поколению в наследство от советского атомного проекта, еще не распутан, — считает Валерий Язев, — Такая задача и не ставилась в рамках первой целевой программы. Но главное — закрыты самые «больные» вопросы, отработаны передовые технологии, проведена инвентаризация опасных отходов и создана система для окончательного решения оставшихся проблем. Поэтому принятие второй Федеральной целевой программы, с четкими целями и показателями эффективности, — логичный и дальновидный шаг государства. И я уверен, что системное решение проблем ядерного наследия, в том числе на Северо-Западе России, будет обеспечено, а наши атомщики выполнят эти новые, более трудные задачи столь же успешно.

Для справки: В 2015 году заканчивается действие Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года». Программа по основным индикаторам выполнена полностью. По прогнозу ГК «Росатом», по итогам 2015 года степень достижения ее основных целей составит 108,5%. Этого удалось добиться, несмотря на сокращение общего финансирования программы на 8,4 млрд рублей (общий объем 131,8 млрд рублей).

http://www.nord-news.ru/news/2015/10/22/?newsid=78744

http://yazev.org/wp-content/uploads/2015/11/AESsmall.jpghttp://yazev.org/wp-content/uploads/2015/11/AESsmall-150x150.jpgadminВыступленияДЕЯТЕЛЬНОСТЬМероприятияПРОБЛЕМА!СобытиеАТОМЭКО 2015,ОЯТ,Росатом,Ядерный кодекс,Язев
VIII МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА И КОНФЕРЕНЦИЯ «АТОМЭКО-2015»9-11 ноября 2015, Москва, ЦМТВыступление В.А. ЯзеваПервого заместителя Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Уважаемые участники и гости конференции!Около двух месяцев назад МАГАТЭ опубликовало исследование под названием «Изменение климата и атомная энергетика 2015». Приведенные в работе данные весьма показательны. Выбросы углерода...